Эксплуатация котельных

Вторник, 18.06.2019, 17:49

Приветствую Вас Гость

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Календарь

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2019 » Февраль » 13 » Biznes Alert (Польша): выборы на Украине в энергетическом и газовом контексте
03:10
Biznes Alert (Польша): выборы на Украине в энергетическом и газовом контексте

Гуляя по украинской столице, можно избрать две стратегии: или пробираться через горы тающего грязного снега по неубранным боковым улицам, или выбрать расчищенные тротуары, которые за ночь покрываются тонкой коркой льда. Киев — город холмистый, так что там можно опробовать все типы скольжения, то катясь по плоскому полю, то поднимаясь в гору, то испытывая на себе разные формы скоростного спуска. Именно так выглядит современная Украина: или что-то не работает там совсем, и с этим приходится как-то справляться, или работает, но лишь в теории, так что все равно приходится вести борьбу за выживание.

Длинный список претендентов на президентский пост

Мартовские выборы станут ключевым политическим событием, от которого зависит, каким станет облик Украины в ближайшем десятилетии. Политическая палитра очень широка, поскольку требования к кандидатам на президентский пост минимальны: достаточно перешагнуть 35-летний рубеж, быть резидентом Украины в течение 10 лет и владеть украинским языком. Кроме того, претендент (вернее, поддерживающая его партия) должен внести залог в размере 2,5 миллионов гривен (примерно 6 миллионов рублей, — прим.пер.). В результате список желающих принять участие в выборах разросся, сейчас их примерно 25. Примерно, потому что регистрация заканчивается 4 февраля, и ожидается, что в результате кандидатов будет от 30 до 40 человек.

<

Избирательный бюллетень окажется очень длинным, ведь все имена будут написаны на одном листе. В прошлом на Украине бывали такие случаи, когда в качестве кандидатов регистрировались однофамильцы фаворитов, чтобы отнять у тех голоса и запутать избирателей. Некоторые даже меняли перед выборами фамилию и получали новые документы. Сейчас претендентов на пост президента будет много, но на самом деле значение имеет лишь первая тройка, в которой продолжаются перетасовки.

<

Внимания в ней, разумеется, заслуживает Петр Порошенко, главное преимущество которого в том, что он контролирует сейчас государственные структуры и СМИ. Действующий президент делает ставку на силу и безопасность (армия и оборона территории Украины), национальное самосознание (язык и обретение Украинской православной церковью независимости от России), а в экономической сфере ориентируется на Западную Европу и либерализацию. С экономикой Порошенко знаком хорошо — ведь это один из самых богатых украинских олигархов (он владеет знаменитыми кондитерскими фабриками). Долгое время его рейтинг был невысоким, но после активной кампании начал расти, так что по результатам последнего опроса Порошенко занимает второе место.

Второй ключевой кандидат — это уступившая Порошенко на прошлых выборах его давняя соперница Юлия Тимошенко. Ставшая сейчас лидером крупнейшей оппозиционной партии, очаровательная (по крайней мере на плакатах) кандидатка какое-то время даже уверенно лидировала в опросах, но сейчас занимает третье место. Юлия — это (по крайней мере на словах) также проевропейский курс, но одновременно и вопросы по поводу ее предыдущих отношений с Россией. Тимошенко занималась заключением газовых контрактов и за превышение полномочий при их подписании попала под суд, а в итоге провела несколько месяцев в тюрьме.

Самой большой неожиданностью оказалось появление в предвыборной гонке человека, который не был раньше связан с политическими кругами. Это пользующийся популярностью на Украине Владимир Зеленский. Он снял нечто вроде ситкома под названием «Слуга народа», высмеивающего изъяны украинской политики, и сыграл в нем роль учителя, который побеждает на президентских выборах. Зеленский сделал название фильма своим предвыборным лозунгом и получил беспрецедентную поддержку на уровне 25% голосов, что позволило ему занять первое место в рейтингах. За него собирается голосовать молодежь и люди, уставшие от политики (а устать от нее, как мы все знаем, несложно), которые говорят, что по крайней мере у них появится возможность посмеяться.

У всех кандидатов есть свои достоинства и группы поддержки, свои сильные и слабые стороны. Порошенко, с легкостью вышедший победителем из предыдущего противостояния, быстро растерял поддержку народа. Украинцы говорят о том, что он назначил жену на руководящую должность во влиятельной организации, распределяющей средства на культуру, и вопреки своим обещаниям пятилетней давности не распродал свою экономическую империю или по крайней мере не отказался от контроля над ней, а, кроме того, от его европейского курса и расхваленной европейской помощи денег в карманах простых украинцев не прибавилось (вам все это ничего не напоминает?).

У Тимошенко, в свою очередь, есть много яростных противников, которые помнят контракты, которые она подписывала с Россией, а также вопросы, возникавшие по поводу ее собственного имущества и имущества ее родственников. Наконец, Зеленский — это, конечно, не народный комедиант-идеалист и относительно молодой потенциальный президент приятной внешности, а кандидат-марионетка, пользующийся поддержкой Игоря Коломойского (известного украинского олигарха, который ведет борьбу с Порошенко).

Прекрасно ориентирующиеся в политических хитросплетениях украинские СМИ и журналисты пишут обо всем этом, публикуя по-настоящему жесткие комментарии и интервью. На этом фоне польским политикам грех жаловаться на нашу отечественную прессу.

Выборы на фоне разговоров о газе и энергетике?

Важный урок на тему того, как предвыборные стратегии могут ограничить свободную торговлю энергией, мы получили в Польше в конце прошлого года, когда появился новый «закон об электричестве», который (при поддержке всех политических сил) заблокировал функционирование свободного энергетического рынка. Украина выглядит страной, которая быстро и решительно преобразует свой энергетический сектор, внедряя важные реформы. Конечно, никому из украинских политиков не хочется проводить их по доброй воле и тем более в 2019 году, когда помимо президентских пройдут парламентские выборы, но без реформ Украина не получит от МВФ и Европейского банка реконструкции и развития кредитов, которые так нужны ее бюджету. Так что Киев встал на путь либерализации рынка энергии и резкого повышения цен на газ.

Реформа энергетического сектора войдет в окончательную фазу в июле 2019 года, но пока свободная продажа электроэнергии на оптовом рынке кажется привыкшим к совсем иной системе концернам какой-то абстракцией. В счетах индивидуальных клиентов появилось две рубрики: оплата за электроэнергию и ее поставку. Это открывает путь к возникновению конкуренции на розничном рынке. Правда, к сожалению, жестока: сейчас 1 кВт∙ч обходится украинцам примерно в пять евроцентов, и такой тариф выглядит на фоне польских цен сказочным (15 евроцентов и закон, запрещающий повышение цен).

Политики рассказывают людям, что реформа создаст поле для конкуренции, поэтому большинство простых потребителей ожидает снижения цен, но мы уже приобрели опыт рыночных преобразований и знаем, что будет на самом деле. Впрочем, все эксперты осознают, что на самом деле реформирование позволяет начать постепенный переход на «реальные цены» (тарифы, по разным оценкам, могут вырасти вдвое), но не нести за это политической ответственности. Пока счета заметно не изменились, так что на выборах проблемы не возникнет (в Польше ситуация противоположная).

Гораздо более накаленной выглядит обстановка на газовом рынке, поэтому о газе говорят все. Украине пришлось поднять на него цены: в ноябре премьер Гройсман заявил, что тарифы для населения вырастут примерно на 23%, то есть кубометр газа будет стоить 8,55 гривен (примерно 20,5 рублей, — прим. ред.). Если перевести это в единицы, которые видят в своих счетах поляки, получается примерно 1,1 злотого за кВт∙ч (19,8 рублей, — прим. ред.). Это немало, если учесть, что мы платим в среднем 1,3 злотых за кВт∙ч (23,4 рубля, — прим. ред.), а газ на Украине используется для отопления большинства индивидуальных домов и при производстве тепла на теплоэлектростанциях (самые крупные ТЭЦ в Киеве работают на газе).

Предвыборная агитация на Украине
Тема газа проникает во все разговоры о политике на телевидении и между простыми людьми, так что в ценах все ориентируются хорошо. Стратегия кандидатов на президентский пост выглядит любопытно. Президент ловко переложил ответственность за повышение тарифов на премьера (а тот ссылается на МВФ) и дистанцировался от проблемы, при этом он подчеркивает, как важно обрести независимость от России. Это ключевой для Украины вопрос на фоне того, что россияне, построив «Северный поток — 2», могут отказаться от транзитных поставок через украинскую территорию.

Юлия Тимошенко, в свою очередь, сделала газовую тему сильной стороной своей компании. Она обещает снизить цены вдвое и даже довести их до уровня в 3,55 гривны за кубометр (около 8,5 рублей, — прим. ред.), а также ликвидировать Нафтогаз. Тимошенко отмечает, что раз Украина сама добывает газ (сейчас он позволяет покрыть 60% потребностей), то цена должна быть низкой. Избиратели реагируют на эти аргументы по-разному: одни с ними соглашаются, другие напоминают, что именно Тимошенко подписала в 2009 году десятилетний газовый договор с Россией, и в результате из-за содержавшихся в нем чрезвычайно сложных формул, в какой-то момент цены взлетели до заоблачных высот (480 долларов за 1000 кубометров).

Украине, пытавшейся получить скидки, приходилось идти на политические уступки (например, по вопросу Крыма и Черноморского флота), а это стало первым шагом к аннексии полуострова. За проблемы с договорами Тимошенко даже попала под суд, и ей пришлось провести некоторое время в тюрьме (ее сторонники считают, что она вышла оттуда в ореоле мученицы). Многие продолжают с недоверием относиться к ее газовым обещаниям и считают, что она обслуживает, скорее, интересы Газпрома и России. Любопытно, что «черная лошадка» — Зеленский вообще не высказывается на тему энергетики и газа, как, впрочем, и на другие темы. Основа его компании — приятная внешность и слоган «президент — слуга народа». Как мы видим, такая стратегия вполне работает.

Между тем в газовой сфере происходит много событий. В год Украине требуется примерно 32 миллиарда кубометров газа (в два раза больше, чем Польше), а с 2015 года она перестала покупать это сырье у России. Сильно ограничив потребление, увеличив объем добычи и внедрив программы экономии, ей удалось сократить объем импорта до 14 миллиардов кубометров. В основном газ поступает из ЕС. (Для сравнения: в рекордном 2007 году украинцы купили у Газпрома почти 57 миллиардов кубометров газа.) Стокгольмский арбитраж удовлетворил требования Нафтогаза по контракту с Газпромом (украинская компания требует выплаты 12,5 миллиардов долларов), кроме того, разворачивается борьба за выплату компенсаций. На фоне нынешней политической обстановки это делает перспективы на заключение с российской стороной какого-либо долгосрочного контракта на поставки или транзит газа через украинскую территорию весьма туманными.

Россия придерживается простой стратегии: она надеется, что благодаря «Северному потоку —2» и «Турецкому потоку» (новый газопровод на юге) ей удастся полностью прекратить транзит газа в Европу через Украину (это лишит украинский бюджет огромных поступлений). Украинцы в ответ атакуют россиян исками, и пока эти газопроводы еще не введены в эксплуатацию, поднимают свои ставки. Этого, конечно, никто не говорит, но Украина покупает в Европе то же самое российское сырье, которое транспортируется через ее территорию, однако, на счетах фигурируют названия других посредников из других стран.

Кандидаты на президентский пост и в этой сфере придерживаются разных стратегий. Порошенко выступает решительным сторонником газовой независимости, по поводу Тимошенко возникают подозрения, что она снова подчинит страну Газпрому, а Зеленский (что особенно пугающе) заявляет, что все вопросы с Россией можно решить, побеседовав с глазу на глаз с Путиным.

Украинские выборы и польский вопрос

Здесь с обеих сторон пока веет зимний холод. Оба государства, которые по суммарному потенциалу (население и площадь) занимают второе-третье место в Европе, ведут собственную игру и остаются на второстепенных ролях в европейской политике. События прошлого продолжают ложиться тенью на сегодняшние отношения, а о выработке совместного политического курса хотя бы в энергетике и газовой сфере можно лишь мечтать.

Между тем наши страны могли бы многое друг другу предложить. Украина — это потенциальный источник дешевой электроэнергии с АЭС (цены на украинском оптовом рынке невероятно низки). Украинцы смогут поставлять нам излишки электроэнергии, если восстановить линию электропередачи с напряжением 750 кВ, однако, пока подготовительные работы ведет только украинская сторона. В свою очередь, Киев, если он сохранит прежний политический курс, будет рад провести интеграцию своей электроэнергетической системы с европейской, отключившись от российской. Поставки газа на Украину — это следующий ключевой для ее независимости фактор, при этом следует вспомнить об украинских газохранилищах (их емкость составляет около 30 миллиардов кубометров, что делает их одними из самых крупных в Европе), которые могли бы помочь, в том числе, нам.

© AP Photo, Czarek Sokolowski
Люди держат связанные флаги Польши и Украины в Варшаве
Однако в Польше сейчас никто, пожалуй, не воспринимает Киев всерьез, ожидая, с одной стороны, исхода выборов, а с другой — считая, что договориться в любом случае будет сложно. Это, разумеется, находит свой отклик на Украине, которая уже не питает надежд на то, что Польша поможет ей в пути на Запад (который украинцы видят в несколько более радужных тонах, чем мы). Светлым пятном на этом фоне выглядит интеграция, развивающаяся благодаря миллионам приехавших в Польшу украинских работников: простые люди обмениваются информацией и своими знаниями.

Недавно на экраны украинских кинотеатров вышел патриотический фильм «Круты» о героическом сражении, в которое в январе 1918 года вблизи одноименной железнодорожной станции, находящейся неподалеку от Киева, вступили украинские студенты и гимназисты. К счастью (для польско-украинских отношений), картина повествует о столкновении поспешно сформированных отрядов киевской молодежи из Украинской Народной Республики с наступавшими подразделениями Красной армии, которые превосходили их по силе. О бое под Крутами поляки практически ничего не знают. Во-первых, это та УНР (центральная и восточная), с которой мы в то время не сражались, а во-вторых, там находился Симон Петлюра, с которым позже вступил в союз Пилсудский.

Украина недолго оставалась независимой: Советская Россия решила вернуть ее в «родное лоно», направив туда «братскую» армию. У украинцев не было сильных вооруженных сил, так что перед лицом угрозы правительство призвало на помощь молодежь: из студентов и гимназистов, которые не получали даже никакой военной подготовки, формировались небольшие отряды. Примерно 120 человек вместе с несколькими десятками вольных казаков получили приказ остановить наступление 4 000 хорошо вооруженных красноармейцев. Героические бои продолжались два дня, все молодые защитники погибли или были расстреляны, став в народной памяти мучениками, которые боролись за свободную Украину.

Что интересно, в Википедии можно найти две совершенно разные версии этих событий. В русскоязычной статье говорится, что никакого боя практически не было, максимум, были ранены несколько студентов, а Красная армия, как обычно, не понесла никаких потерь. В статье на украинском языке бой под Крутами изображен национальными Фермопилами (в некоторых описаниях даже говорится, что защитников тоже было 300), а борьба продолжалась до тех пор, пока последние жертвы не погибли мученической смертью.

Эти статьи напомнили мне разговор с одной (впрочем, очень милой) российской семьей, приехавшей в Польшу и удивившейся, что 15 августа на улицах и в поездах было пусто. Реакцией на мой рассказ о том, что в этот день мы отмечаем религиозный праздник, а одновременно вспоминаем о дне, когда поляки остановили идущую на запад Красную армии, стало удивление. В их версии истории не было никакой Варшавской битвы, а красноармейцы всегда оставались непобедимыми.

Если вспомнить о Крутах, битве под Радзымином и немногочисленных хороших эпизодах совместной польско-украинской истории 1918-1920-х годов, можно констатировать, что ничто не объединяет наши народы так, как общий враг (даже если речь идет только о газовой и энергетической сфере), и поэтому все в наших руках, все еще возможно.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Просмотров: 20 | Добавил: myrebi1986 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0